Я - портфель. Классический, благородной чёрной кожи, хотя и не новый, немного потертый и местами исцарапанный в процессуальных баталиях моего хозяина. 
Но я - не обычный портфель. Я - портфель адвоката. Я много повидал на своём веку, я хранил в себе такие секреты и тайны, которые довелось познать не всякому чемодану. 
Я рад служить моему хозяину в его благородном деле и с радостью выполняю свою почетную миссию - хранить адвокатскую тайну.
Но вчера произошло нечто, что поколебало принципы, в которые я верил всем своим кожаным существом: хозяин меня бросил. Да-да, просто бросил под дождем, на улице, возле какой-то кофейни, на мокрой плетёной мебели. Со всеми тайнами и секретами, документами и деньгами, ключами и зелёным маркером.
Он просто поставил меня стол, поговорил с доверителем (о да, я знаю, что никаких клиентов у моего хозяина быть не может), обменялся с ним рукопожатием, повернулся и ушёл. 
Сначала я подумал, что он пошутил и сейчас вернётся, возьмёт меня, оботрет и положит в тёплую машину. Потом с легкой паникой я решил, что он меня забыл, но вспомнит, вернётся... А он сел в машину и уехал...
Паника? Нет такого слова, чтобы описать тот ужас, который я испытал. Это была самая настоящая боль. Невыносимая, нестерпимая, всепоглощающая. Если бы я мог кричать, в близлежащих зданиях вылетели бы все стёкла. Но я не мог. Я просто стоял на дурацком плетёном столе под дурацким протекающим зонтом и страдал...
Мимо меня прошли сотни людей. Несмотря на боль и страдания, я боялся, что кто-то возьмёт меня, откроет и все то, ради чего я создан, все, чем я живу, рухнет, тайны раскроются, документы и деньги будут похищены... Зачем тогда жить? Но никому из них не было до меня дела. И это было даже обидно. 
Через четыре часа, в 11 ночи, когда я уже страдал не столько морально, сколько физически от холода и сырости, из кофейни вышел парень, который стал заносить дурацкую мебель внутрь. Заметив меня, он удивился, но, недолго думая, подхватил и занёс в помещение, за стойку. Я вспомнил о своей миссии и боролся как мог, изо всех сил пытаясь провернуть замок, который мой хозяин никогда не закрывает. Но увы... силы оказались не равны, и я был открыт. 
К счастью, после беглого осмотра, меня вновь закрыли, ничего не тронув, и я вновь стал страдать, но уже хотя бы в тепле и сухости. 
Вскоре выключили свет и все ушли. Мне не было страшно, одиночество - это мое второе я. Темнота - моя защита. Но вдруг мне показалось, что с улицы через витрину кто-то пытается заглянуть внутрь! Я узнал бы его из миллиарда! 
- Хозяин! - крикнул я. Вернее, попытался, но этот безмолвный vox clamantis in deserti потонул в густой, давящей тишине. И хозяин ушёл. 
Тут я понял, что не брошен. Я стал надеяться и ждать. О, как долго шли часы, минуты, секунды! 
И вот настало утро, двери распахнулись, и в числе первых пришёл хозяин, который спросил обо мне, взял меня в руки, долго рассыпался в благодарностях и даже отблагодарил работников кафе. 
... Я простил его. Выяснилось, что он действительно приезжал в полночь в кафе, потом поехал в полицию, торчал там два часа, пока ленивый опер одним пальцем набирал объяснение (хозяин печатает всеми пальцами и очень быстро), потом поехал домой, провёл почти бессонную ночь и, наконец, вернулся за мной. И мы с ним опять были в полиции и писали заявление, что я нашёлся. 
Повторяю: я простил его, но неприятный осадочек все же остался. Если такое повторится ещё - я выдам не только адвокатскую тайну, но и все его личные секреты. Падла.

Рауль Магомедов

Поделиться: